Показать сообщение отдельно
Старый 23.12.2008   #2
Андрей3500
Турист со стажем
 
Аватар для Андрей3500
 
Регистрация: 10.08.2008
Сообщений: 121
Отправить сообщение для Андрей3500 с помощью Skype™
По умолчанию

Перегрев...

Змей Горыныч сидел на скамейке, спрятавшейся в зарослях роскошной сирени и душистого жасмина.
Странное сочетание ароматов этих двух удивительных растений с примесью морского воздуха, несколько пьянило.
Воздух был настолько густым и тягучим, что, казалось, его можно есть ложками, как только что собранный мед. С превеликим удовольствием откинувшись на спинку скамейки, как в кресле, и далеко вытянув ноги, Горыныч кайфовал, вдыхая животворные флюиды в свою десятилитровую грудь...За границей тени всё было несколько иначе..
Солнце нещадно припекало, и уже не было того спокойствия и умиротворённости, как здесь - в гроте вечной Нирваны…
Наслаждаясь в своём убежище, охватившим его ощущением счастья и свободы, Змей, сам того не замечая, изучал окружающую его суету. Он сидел и смотрел по сторонам, поворачивая то вправо, то влево свою единственную голову, чудом уцелевшую в ходе многочисленных разборок с Русскими Добрыми Молодцами на протяжении всей своей сказочно долгой жизни…За все прошедшие века, Горыныч несколько мутировал, и стал уже внешне похожим на самого обычного человека, со всеми, присущими ему, причудами и странностями…
Но, прожив на свете бок о бок с людьми, практически, вечность, он так и не смог понять многого, что им самим было понятным и вполне естественным…
Природный звериный слух, заточенный в боях, и выручавший его тысячи и тысячи раз в немыслимых условиях, позволял Змею слышать всё, что происходит вокруг: и шелест травы, и бесшумное порхание бабочек …
А уж услышать то, о чём говорили сидевшие на скамейке, расположенной напротив, метрах в пяти- шести, от Горыныча, два молодых человека, вовсе не составляло ни какого труда.
Одетые весьма забавно, даже по меркам современной, часто меняющейся, моды, они производили весьма странное впечатление.

То, как они общались между собой, требовало вообще особого осознания.
Их же имена, а может это были и вовсе прозвища, вызвали у Змея усмешку…
Кока и Гашишка, непрерывно, как это теперь говорят, «прикалываясь» друг над другом, тоже вертели головами в разные стороны, с частотой и интенсивностью, проходящих мимо молоденьких, и не очень, девушек, которыми было заполнено буквально всё свободное пространство в городе.
И только сейчас до самого Горыныча дошло, что, вполне возможно, ещё и от этого так приятно кружит голову…

Лейтмотивом, всего сказанного, на скамейке напротив, с которым, пожалуй, невозможно было не согласиться, была яркая фраза:
«…Слушай Чувак, не сломай себе глаза - сказал Гашишка Коке - ты и так буквально всех тёток вокруг глазами раздел…, пойдём- ка, я отведу тебя туда, где они это сделают сами, с удовольствием и совершенно бесплатно!»
Гашишка хлопнул своего приятеля по плечу так, что тот чуть было не свалился со скамьи, бодро вскочил и, подтягивая свои постоянно спадывающие штаны, побрёл куда- то по аллее …
Горыныч тоже встал, и, влекомый любопытством, тихо поругивая себя за это, поплёлся, чуть поодаль, за приятелями.
Минуты через две- три, ему стало до смешного очевидно, что они идут ни куда иначе, как на городской пляж, обильно украшенный большими разноцветными зонтами и купальными костюмами отдыхающих.

- «Попался, как воробей на мякине» - посмеялся над собой Горыныч, но, всё же, решительно вступил на тёплый, ласковый песок. Всегда чуткое и безукоризненное внимание Змея несколько рассосредоточилось, мысли стали путаться, и последнее, что он услышал от приятелей, приведших его сюда, были слова инициатора всего этого похода.

Запрыгнув на железобетонный пьедестал, на котором мирно возлежала каменная Русалочка, и, вознёся обе руки над пляжем, как Христос над Буэнос Айрэсом, Гашишка воскликнул:
- Прикинь, Кока!!! И это - почти всё твоё!!!

С моря дул свежий ветерок, нагоняя на песчаный берег лёгкую волну, в которой, как маленькие китята, фыркая, барахтались дети. Тут же рядом резвились и взрослые, тем не менее, зорко поглядывая за своими непоседливыми чадами…

Приподняв подбородок и повернув лицо навстречу ветру, Горыныч закрыл глаза и мечтательно потянулся к небу, как будто бы снова хотел взлететь …

Минуту спустя, какое- то странное ощущение чужого беспокойства разбудило его, разыгравшиеся было, воспоминания, и он нехотя повернул свою голову туда, откуда шли едва слышимые восторженные вздохи и шёпот.

Правее от него, под бело- голубым полосатым зонтом он увидел относительно молодого мужчину, атлетически сложенного и уже не плохо загоревшего. Его чуть длинноватые и немного вьющиеся волосы, были аккуратно острижены, а лёгкая седина придавала определённый шарм, и, как бы дополняла, рисующийся в воображении образ бесорёберного денди…
Заинтригованный сменой собственного интереса и объекта наблюдения, Горыныч, как бы ненароком, не делая резких движений, предпринял попытку обойти денди с другой стороны, что б как можно лучше разглядеть эпицентр всеобщего интереса.
Горыныч трижды бы не был Змеем, если б не понимал, что здесь всё же что- то не так просто…
Ну да, он так и знал!..
Конечно же, со стороны, да ещё из- за такой широкой спины, и постоянно дефилирующих, вокруг да около, тел, невозможно было что- либо толком рассмотреть.
И лишь теперь была прекрасно видна истинная причина происходящего…

Мужчина лежал на левом боку, на огромном махровом покрывале, цвета утреннего неба, и своею правою рукой, как с только что родившегося младенца, снимал песчинки с изумительной красоты Бриллианта.

Казалось, над этим чудом потрудился сам Господь!

Необычного тёплого оттенка и совершенной формы Бриллиант был обрамлён в настолько изящную, тонкую, с хорошим вкусом подобранную золотую оправу, которая необыкновенно хорошо подчеркивала каждую его линию и грань.

Что и говорить, он не просто сверкал, затмевая солнце, но, и как всякая умопомрачительная красота, притягивал к себе несметное количество вожделенных взглядов и зависть…

Удивительно, конечно,- подумал Горыныч - но на это ещё нужно было решиться, вот так вот открыто, публично выставить на всеобщее обозрение такую драгоценность.

Но судя по всему, суета вокруг - и шепот близлежащих, и их откровенно восхищённые взгляды, с вкраплениями плохо скрываемой зависти, доставляли седеющему красавцу особое удовольствие.

Ведь именно он, а некто иной, был обладателем этого сокровища!

Горыныч стоял в стороне, омываемый настроением пляжа, и чувствовал, как сам впадает в лёгкое оцепенение.



И, вдруг, ему показалось, что десятки глаз и сердец в одно мгновение взорвались, как- только, едва заискрившись, Бриллиантовая девушка сладко потянулась, повернулась со спины на бок, и нежно обняв своего мужчину, поцеловала его….

Потом, привстав на колени, девушка, взяла за руку своего спутника и потянула в сторону моря.



Она шла навстречу ветру, развивающему её светлые волосы, а лёгкая, почти невесома походка, с лёгким оттенком отсутствия комплексов, манила за собой...

Вспоминая слова Гашишки, сказанные им Коке ещё в сквере, Горыныч мысленно опять согласился с ним, и побрёл прочь, покачивая головой, в такт нависшей над пляжем музыки…

Очередной парадокс человеческого поведения уже не так обескураживал Горыныча, как раньше, а лишь наводил на обычные воспоминания и попытки ещё раз осознать условности, придуманные людьми не понятно для чего.

Теперь уже таблички с надписью:

«Гулять в купальниках в общественных местах ЗАПРЕЩЕНО!!!», ВЫЗЫВАЛИ ИСКРЕННЕЕ НЕДОУМЕНИЕ потому, что более общественное место, чем собственно пляж, вообразить было бы трудно…

Ведь здесь собрались все-

И стар и млад,

И неусыпно бдящие Ревнивцы, и гордецы, и снобы,

тусовщики всех степеней, и непреступные особы,

и вечные их спутники- носители неразделённой страсти,

чьи тайные желания, хотя бы и отчасти,

здесь именно, вдруг облачались в явь.

Горыныч усмехнулся про себя от того, как его мысли зарифмовались..

-«Надо б это записать»- решил он.

Но, -продолжал размышлять Горыныч- как бы то ни было, а все они, перешагнув за грань условности, казалось, не просто отдавались обычной человеческой слабости, а совершали некий ритуал в открытом Храме Солнца и Моря, под названием Пляж.

По истине,

Пред Морем и пред Солнцем были все равны.

Как перед Богом…

Сам того не замечая, Змей Горыныч потихоньку дошёл до своей любимой скамеечки, но его предвкушение дальнейшего приятного времяпрепровождения в объятиях жасмино- сиреневого микса, было испорчено кокетливым хихиканьем, доносящимся из глубины грота…

Облом… - вздохнул с сожалением Змей-

ааа…
пойду- ка я «Кавказскую пленницу» посмотрю, что ли…



Андрей

08.03.2008.

Последний раз редактировалось Андрей3500; 23.12.2008 в 17:21.
Андрей3500 вне форума   Ответить с цитированием